Ace Combat вики
Advertisement

Здание радиолокационной станции комплекса в порту Анкорхеда

В настоящее время на вооружении Соединенных Штатов и ряда дружественных им государств состоит ряд комплексов противоракетной обороны, отличающихся друг от друга характеристиками и возможностями, способом развёртывания и т.д. Одной из основ сложнейшей и крупнейшей системы ПРО являются корабли с боевой информационно-управляющей системой Aegis BMD, созданной для перехвата баллистических ракет и на основе корабельного комплекса ПРО была создана унифицированная система наземного базирования.

Новый проект сухопутной системы получил обозначение Aegis Ashore, указывающий на способ размещения её компонентов. Головным подрядчиком при разработке этого проекта была компания Lockheed Martin. Кроме того, к работам привлекли ряд других организаций, ранее участвовавших в создании базовой морской системы «Иджис».

В основе проекта Aegis Ashore лежит простейшая идея, позволяющая организовать противоракетную оборону заданного района без необходимости разработки совершенно новых систем. Она заключается в размещении аппаратуры, изначально разработанной для кораблей, на соответствующих сухопутных сооружениях. Несмотря на иной вариант размещения, такой комплекс сохраняет все возможности базового корабельного образца. Следует отметить, что именно подобные особенности проекта «Иджис Эшор» привели к разногласиям на международной арене.

Проект Aegis Ashore предусматривает любопытный способ развёртывания необходимого оборудования. На противоракетной базе предлагается строить несколько сооружений разной конфигурации. К примеру, для размещения радиолокационной станции следует строить многоэтажное здание, внешне похожее на надстройку кораблей проектов Ticonderoga и Arleigh Burke. На определенном удалении от РЛС и командного пункта должна строиться «коробка» для размещения вертикальной пусковой установки противоракет.

По составу основных компонентов система сухопутного базирования почти не отличается от корабельной. Для слежения за обстановкой в воздушном и космическом пространстве, поиска целей и выдачи целеуказания по-прежнему используется радиолокационная станция AN/SPY-1 с пассивной фазированной антенной решёткой. На одном сооружении монтируется несколько антенных решёток, что позволяет следить за крупным сектором и своевременно получать данные об опасных объектах.

Аппаратура обработки данных, выдачи целеуказания и управления стрельбой, насколько известно, так же заимствовалась у корабельного комплекса Aegis BMD. При этом, как утверждалось официальными лицами, комплекс наземного базирования лишился некоторых приборов и части программного обеспечения. Это было сделано во избежание нарушений международных договоров. Впрочем, этот вопрос до сих пор остается поводом для споров на разных уровнях.

Для стрельбы противоракетами в состав сухопутного комплекса ПРО включена универсальная вертикальная пусковая установка Mk 41. В базовой версии это изделие размещается в корпусах существующих и строящихся кораблей. Для использования такой пусковой установки на суше предусматривается строительство специального сооружения, внутри которого помещаются все необходимые агрегаты. Кроме того, такое строение оснащается средствами загрузки ракет в вертикальные ячейки.

Главным средством уничтожения баллистических ракет противника в комплексе «Иджис Эшор» являются ракеты-перехватчики семейства SM-3. Это оружие, изначально создававшееся для кораблей с функциями противоракетной обороны, вместе с другим оборудованием было адаптировано к эксплуатации на суше. Как и исходный корабельный комплекс, сухопутная система способна использовать все существующие ракеты SM-3, вне зависимости от их модификации.

Следует напомнить, что помимо противоракет SM-3 в боекомплект кораблей проектов «Тикондерога» и «Арли Берк» входит оружие других типов. Крейсеры и эсминцы способны нести зенитные ракеты SM-2 и другие, противолодочное оружие, а также ракеты «поверхность-поверхность» семейства Tomahawk. Как утверждают официальные источники, в ходе адаптации комплекса «Иджис» к использованию на суше было решено отказаться от части его приборов. Таким образом, в составе Aegis Ashore отсутствуют системы, применяемые для стрельбы «традиционными» зенитными, противолодочными или ударными ракетами. Тем не менее, подобные заявления подвергаются критике.

Поводы для критики[]

Достаточно быстро проект Aegis Ashore подвергся жёсткой критике со стороны Москвы и Пекина. Зарубежные специалисты заметили, что перспективный противоракетный комплекс, отличающийся интересным «происхождением», может иметь характерные возможности. Более того, некоторые возможности, выходящие за пределы заявленных, прямо противоречат существующим международным договорам.

Прежде всего, комплекс Aegis Ashore, как и другие противоракетные системы Соединенных Штатов, был назван средством изменения стратегического баланса. Развертывая комплексы ПРО в непосредственной близости от российских или китайских границ, Вашингтон показывает свое желание получить преимущества в гипотетическом конфликте с обменом ракетно-ядерными ударами. Теоретическая возможность перехвата части ракет потенциального противника вскоре после их запуска дает США определенные преимущества. Одновременно с этим нарушается баланс сил в разных регионах, что точно не приведет к положительным последствиям.

Также политики отметили специфические технические и боевые возможности новых объектов. Дело в том, что базовый корабельный вариант комплекса Aegis BMD может использовать не только ракеты-перехватчики, но и другое управляемое ракетное вооружение. И если применение противолодочных ракет на суше выглядит бессмысленным, то совместимость с изделиями «Томагавк» является самым серьезным поводом для беспокойства. С технической точки зрения, «Иджис Эшор» может сохранять совместимость с крылатыми ракетами и использоваться для их запуска.

Размещение ракет Tomahawk на сухопутных базах в Восточной Европе или Японии представляет большую угрозу для российских и китайских объектов. Кроме того, использование такого оружия с комплексом Aegis Ashore прямо противоречит условиям договора о ликвидации ракет средней и малой дальности. Среди прочего, это соглашение предусматривало отказ от крылатых ракет наземного базирования.

По очевидным причинам, официальный Вашингтон не признает возможность использования комплексов ПРО в качестве средства нанесения ракетного удара. По официальной американской информации, комплекс Aegis Ashore не имеет возможности стрельбы крылатыми ракетами, поскольку в его составе отсутствуют некоторые приборы и не используется определенное программное обеспечение. Тем не менее, и это является поводом для новых вопросов. Прежде всего, политики, специалисты и общественность желают знать, насколько сложно дополнить «Иджис Эшор» нужными устройствами и программами.

Таким образом, в существующей конфигурации американские объекты ПРО могут угрожать интересам России и некоторых других стран, причем сразу по двум причинам. Использование противоракет семейства SM-3 может изменить стратегический баланс в регионе с негативными последствиями для международной обстановки. Официально отвергаемая, но сохраняемая на теоретическом уровне возможность стрельбы крылатыми ракетами «земля-земля», в свою очередь, оказывается прямой угрозой безопасности соседних стран.

Россия и Китай уже не первый год говорят об опасностях, связанных с развертыванием американских комплексов противоракетной обороны, в том числе и сухопутной версии Aegis BMD. Военное и политическое руководство Соединенных Штатов, впрочем, не обращает особого внимания на такую критику и продолжает строительство новых объектов. Кроме того, продолжается программа развития ракет SM-3, новые результаты которой будут внедрены не только на кораблях, но и на сухопутных комплексах.

Advertisement